В гостях на Vignalta (часть 2)

Продолжение. Начало здесь: http://old.monfinvin.com/v-gostyah-na-vignalta-chast-1/

vignalta_6Вино третье: Agno Tinto 2009 года.
— Это шираз – Массимо разливает по новым бокалам. – Первый наш опыт, мы как раз в 2009 году стали его производить здесь, в Италии. Виноград тоже растет на белой, известняковой почве.
— Интересно – говорю я. – У меня всегда Венецианская провинция ассоциировалась с сортами, составляющими Valpolicella Blend, — корвина, рандинелло, молинара, оселета. А вы их не выращиваете? Где вальполичелла? Где амароне?
— Нет – говорит Мауро – это в зоне Вероны, но там совершенно другие земли, чем в Падуе. Там предальпийская территория, там мрамор режут – совершенно другой состав почвы.
Массимо соглашается:
— Здесь самый традиционный сорт это мускат флер даранж. Мы его попробуем в самом конце дегустации. А эти красные вина, особенно третье и четвертое, нетипичные для Падуи, это наши эксперименты.
— И так в каждой зоне – говорит Мауро – Например, в Тревизо поедем – там все другое, хоть тоже Венето. В Тревизо просекко главный виноград. Красные вина там хуже, не такие насыщенные. Но для ежедневного потребления – вполне вкусные.
Мы пьем за процветание хозяйства Vignalta. Вино мужское, довольно брутальное, с ярко выраженными танинами и кислотностью. На мой вкус грубовато, но моим спутникам нравится. Спрашиваю, какова производительность винодельни.
Массимо:
— 220 тысяч бутылок в год. У нас 55 гектар под виноградниками.
— А вино в бочках теряет или приобретает крепость? – интересуется Мауро.
— Теряет. При сборе градус сахаристости 24-25%. Вино на выходе – 15,5%, если мы говорим об Арква. Земля каменистая, стараемся виноград специально не поливать. Только если засушливый сезон и надо его спасти.
— «Лоза должна страдать» – вставляю я известное выражение и допиваю это темно-красное, терпкое вино.

vignalta_7Вино четвертое: Pino Nero
— О, пино – встречаю я новую бутылку. – Эта тема традиционно французская и американская – не простой эксперимент. Не зря у вас владелец американец.
— Да, это трудное для нас вино. Делаем в необычной манере – ферментация происходит с кожурой и только мягкая прессовка. Так делали в Бургундии еще более 100 лет назад.
— Кстати о владельце – вспомнил Мауро разговор, начатый в машине. – Насколько я знаю, он был строителем. Строил гражданские объекты в Ливии, где-то еще. Но сам отсюда родом, с холмов.
— Si – говорит Массимо. – После Африки вернулся домой, начал делать вино в гараже. А потом купил винный дом, который был на грани банкротства. Вместе с виноградниками.
Я спрашиваю Массимо, сколько было лет винодельне, которую купил владелец Vignalta.
— Не знаю. После войны все сложно было. Виноградники надо было обновлять, вкладывать много денег. Все же было разорено. Но он, конечно, молодец – сделал необходимые анализы почвы, рассадил сорта по науке.
Пино кажется водянистым на цвет, не похоже на предыдущие вина. Аромат совершенно не сладкий, мне очень нравится. Вино не плотное и легкое. Я делаю комплимент хозяевам:
— Италия, конечно, удивительная страна. Прекрасные вина и дешевле французских, в 2 раза дешевле.
— У нас очень строгие законы – говорит Мауро – Мы не можем добавлять в вино коньяк. А французы могут и, порой, добавляют. Мы же пьем только то, что родилось.
Я внутренне улыбаюсь его словам, его здоровому и искреннему патриотизму – такая конкуренция и двигает виноделие вперед. Жаль, что не могу хорошо отозваться о российском вине.
— В России лучшим итальянским винодельческим хозяйством считают, я думаю, дом Гайя. А самым известным венецианским – Даль Форно Романо.
vignalta_8Мауро задумался.
— Гайя он же из Пьмонта? Ну, у них свое вино, мы редко пьем. А Даль Форно — хороший дом, я вас понимаю, они в прошлом году взяли «Лучшую вальполичеллу». Но это тоже Верона.

Вино пятое: Alpianae 2013
В завершение дегустации мы пробуем десертное вино из муската флер даранж – золотистое, плотное и очень ароматное.
Массимо:
— Сахара, конечно, в этом вине нет. У нас винодельни проверяют, берут анализы – ищут протеины, которых в винограде не может быть в принципе, а в сахаре есть. Найдут – наложат запрет на продажу вина.
— Этот мускат – наша гордость – говорит Мауро – Кстати, Венеция и Венгрия вели спор за марку «токайский мускат». Венгры выиграли, доказали, что это их историческое название.
Мы пробуем. Вкус свежий, насыщенный, маслянистый, абрикосовый с апельсиновыми нотами. Ирина в восторге:
— Все, я нашла свою любовь!
Мауро, показывая на бутылки от красного вина:
— Как так? Это были мужчины, а это, на десерт, — женщина!
— Тост сам собой созрел – поднимаю я — за любовь и хорошее вино!
И жадно делаю глоток италийской dolce vita.